вторник, 13 декабря 2016 г.

Диалоги с Геннадием. Избранное.
Голый Землекоп: 
- Гена, Новый год на носу! Где встречать собираешься? Айда с нами!
Гена:
- Не думаю, что получится. Уже приглашен отметить его в широком семейном кругу :)
Голый Землекоп:
- Ууууу... очень широком?
Гена: 
- Достаточно широком. Можно сказать, вселенском :) Будут даже бактериальные родственники!
Голый Землекоп:
- Че-гоооо? Разве у бактерий тоже есть старение?
Гена:
- Ну, не совсем старение. Не в привычном вам смысле. Ведь что такое старение? Это один из способов ускорения эволюции, т.е. отбора более генетически удачных личностей. Ну и отсев генетически опасных. У нас, генов, своя социология. Со временем любой индивид в этом мире превращается, с генетической точки зрения, в разносчика этакой чумы или холеры. Мутации-то накапливаются, как ты ни берегись.
Голый Землекоп:
- Так отключи таким "индивидам" репродуктивную функцию!
Гена:
- Ага, и наполни мир Кащеями Бессмертными :) . Нет уж. Мир должен быть красивым, в том числе и с генетической точки зрения. Так вот, у бактерий старения нет, а надзор за генетическим благополучием все же есть. Слыхал о бактериальных токсин-антитоксиновых системах? Нет? Такая система: пара генов, один из которых кодирует яд, второй - противоядие к нему. Оба постоянно спамят свои продукты в клетку. Но срок жизни противоядия в клетке значительно короче, чем у яда, и антитоксин приходится интенсивно восполнять. Посему, чтобы жить долго и счастливо, клетка всегда обязана поддерживать синтез белка. Вот они, эти пары генов, и есть мои родственники. Весьма многочисленные, кстати. В одной кишечной палочке таких систем больше десятка.
Голый Землекоп:
- А при чем здесь генетическое благополучие?
Гена:
- Представь себе, что бактерия внезапно утратила часть хромосомы. У них такое частенько бывает. При этом продолжает жить и, самое страшное - плодиться. Да-да, и такое бывает, бактерии - весьма живучие ребята. Но если в этой утраченной части была токсин-антитоксиновая система, то далеко такая бактерия не "уживет". Антитоксин быстро исчезнет, и пополнить его запас будет невозможно. А вот токсин будет убывать куда медленнее и успеет остановить штрафника на его жизненном марафоне...
Голый Землекоп:
- Очень поэтично.
Гена:
- Да нет. Теперь уже сплошная проза. Вот в первый миллиард лет, наверное, была романтика!